Home / Community / Форум / Сообщество пользователей PokerStarter / Общий Форум /

Очень интересная статья Forbes. История PokerStars

Старый
По умолчанию
Очень интересная статья Forbes. История PokerStars - 20.03.2015, 15:05
(#1)
Аватар для percepti
Since: 24.08.2013
Posts: 1,156
В начале 2014‑го Дэвид Баазов пришел в офис компании Blackstone Group на Манхэттене. 33‑летний бизнесмен решил сделать крупнейшему в мире фонду прямых инвестиций невероятное предложение. Монреальская фирма Amaya, которой руководил Баазов, была почти неизвестна и владела горсткой не особо ценных активов в игорном бизнесе. Зато планы предприниматель строил грандиозные. Заручившись поддержкой кредитного подразделения Blackstone, он хотел купить самую большую в мире покерную онлайн‑площадку PokerStars. Сделка оценивалась в $4,9 млрд. Часть нужной суммы Баазов рассчитывал получить от продажи акций Amaya. В то время они торговались по $7 за штуку. Бизнесмен предлагал Blackstone и другим инвесторам купить их по $18, а конвертируемые ценные бумаги и того дороже – по $21. Схема выглядела безумной, но Баазов вел себя так, будто у него на руках все козыри.

В истории капитализма, возможно, и бывали случаи, когда кто‑то предлагал акции с такой заоблачной наценкой. Но светлые умы Blackstone подобного припомнить не смогли, поэтому бесцеремонно прервали встречу и выставили Баазова вон. «Когда мы оказались на улице, мои ребята кипели от злости, – вспоминает Баазов. – Но я привык продолжать переговоры и доказывать, что в нас выгодно вкладывать».

Следующие несколько месяцев Баазов обхаживал таинственных владельцев PokerStars, несговорчивых банкиров и крупных инвесторов с Уолл‑стрит. В августе 2014‑го дело выгорело: Баазов купил покерную площадку. За бумаги Amaya удалось выручить $1,7 млрд. Простые акции ушли по $18 за штуку, конвертируемые привилегированные – по $21. Кредитное подразделение Blackstone (на Уолл‑стрит его называют GSO) вложило в них $1 млрд. Эта сумма стала рекордной в истории GSO для отдельно взятой деловой операции. Акции достались Blackstone примерно по $15 за штуку: своему самому важному инвестору Amaya предоставила почти бесплатные варранты.

Одна‑единственная сделка – и Баазов стал королем онлайн‑покера, почти миллиардером. Сегодня в этом непростом бизнесе с высокими ставками он соперничает с такими титанами, как владелец международной сети казино Las Vegas Sands Шелдон Адельсон. Смелость, с которой действовал Баазов, поражает. Никто – даже его собственные топ‑менеджеры – не верил, что он добьется успеха. И тем не менее Amaya, небольшая публичная компания с годовой выручкой $150 млн, купила гигантскую Rational Group с оборотом $1,1 млрд, владевшую онлайн‑площадками PokerStars и Full Tilt Poker. Баазов сорвал банк. Сейчас акции Amaya стоят $33 за штуку – на 2600% больше, чем в момент выхода компании на биржу в 2010 году. 12,5%‑ю долю Баазова оценивают в $800 млн. «Эта дерзкая сделка встряхнула всю отрасль, – говорит финансовый аналитик Canaccord Genuity Роберт Янг. – Появившись ниоткуда, они за $4,9 млрд купили один из коронных бриллиантов в бизнесе онлайновых азартных игр. И это при том, что оценка самой Amaya сильно не дотягивала до $1 млрд».

Удастся ли Баазову добиться полного и окончательного успеха – вопрос спорный. Но его историю уже сейчас можно назвать сагой о дерзости, удаче и упорстве. «Деловые переговоры похожи на покер, – рассказывает Баазов журналисту Forbes в своем первом в жизни большом интервью. – Это игра с очень большими ставками». И она только начинается.

Как для человека, сорвавшего банк в азартной игре под названием «заключи крупную сделку», Баазов не особо силен в покере. Он родился в Израиле в семье рабочего‑строителя. Когда Дэвиду исполнился год, его родители, уроженцы Грузии, переехали в Монреаль. Сплоченная многодетная семья исповедовала ортодоксальный модернизм (течение в иудаизме). Дэвид отличался бунтарскими наклонностями. Родители терпели его выходки, но недолго. Одаренный юный математик откровенно скучал в школе и в 16‑летнем возрасте заявил, что отказывается туда ходить. Реакция консервативных родителей была ожидаемой: его выставили из дома.

Гордый Баазов, отчаянно хотевший начать собственное дело, не отступил. Какое‑то время он жил у друга. Затем пришлось ночевать на скамейках в парке и на открытых хоккейных площадках, благо в Монреале их множество. От пронизывающего ветра надежнее всего защищали огороженные штрафные скамьи, вспоминает бизнесмен. Померзнув пару недель на улицах, Баазов снял квартиру по водительским правам брата. Со временем он помирился с родителями и стал подрабатывать, продавая по почте скидочные купоны химчисток и магазинов одежды. Затем начина­ющий бизнесмен открыл в Монреале фирму по продаже компьютеров и арендовал крохотный офис. За первые пять месяцев туда забрела всего пара посетителей. «Время от времени у меня возникала мысль: что я вообще здесь делаю?» – сознается он.

Прорыв произошел, когда Баазов заключил контракт на поставку компьютеров публичной библиотеке Монреаля. За следующие пять лет продажи достигли $20 млн. «Он мог с закрытыми глазами разобрать компьютер и вновь его собрать», – вспоминает монреальский юрист Морден Лазарус, который знаком с Баазовым много лет. – Как и всякий молодой канадский еврей из рабочей семьи, он хотел стать успешным. Эдаким Дадди Кравицем, которым гордятся родители».
«Переговоры похожи на покер. Это игра с большими ставками»
В 25 лет Баазов неожиданно продал фирму. Это решение созрело после того, как он проиграл тендер на поставку компьютеров мэрии Монреаля. Победителем стала Compaq, продуктами которой торговал Баазов. Он испугался, что гиганты вроде Compaq перейдут к модели прямых продаж и вытеснят его из бизнеса.

Обжегшись на сбыте компьютерного «железа», в 2005‑м Баазов решил заняться программным обеспечением. Он нанял несколько разработчиков, которые создали электронный покерный стол. Предприниматель планировал зарабатывать на его продаже круизным лайнерам и казино, желавшим сэкономить на крупье. Новую фирму назвали Amaya, обыграв название производителя сетевого оборудования Avaya: там работала сестра финансового директора Баазова.

В 2010‑м, нарастив годовую выручку до $6 млн, бизнесмен вывел Amaya на биржу в Торонто. Акции продавались дешевле $1 за штуку. В ходе первичного размещения удалось собрать около $5 млн. Перед IPO Баазов (тогда ему было 29 лет) устроил ужин с бы­вшим натовским генералом и кандидатом в президенты США Уэсли Кларком. Тот активно поддерживал идею полной легализации азартных игр для пополнения госбюджета. Вернувшись с ужина в Вашингтоне, Баазов объявил сотрудникам, что Кларк войдет в совет директоров. «Это Кларк так сказал?» – уточнил финансовый директор. «Нет», – признался Баазов. Но он был уверен, что генерал согласится. «Дэвид – неисправимый оптимист, – восхищается главный юрист Amaya Марлон Голдстайн. – Его стакан всегда наполовину полон, даже если в нем глубокая трещина». Генерал Кларк действительно вошел в совет директоров и остается там поныне.

Вскоре неуемная тяга Баазова идти ва‑банк привела его на «Дикий Запад» онлайновых азартных игр. Монреаль давно считался его центром – сказывалась близость к индейской резервации Канаваке. Эта территория обладала суверенитетом, здесь размещались серверы офшорных игровых компаний. Будучи главой крохотной публичной фирмы, Баазов начал скупать дешевые и непопулярные активы софтверных компаний вроде Chartwell Technology и Cryptologic, специализировавшихся на программах для азартных игр. Купил он и разработчика онлайн‑покера Ongame. Многие не понимали, зачем ему это нужно. Секрет был прост: Баазов создавал своей фирме историю и акционерный капитал.

Даже в самых сложных ситуациях Дэвид Баазов способен разглядеть положительные моменты
Corey Hendrickson for Forbes
В 2012 году Amaya поглотила за $177 млн производителя игровых автоматов Cadillac Jack. Теперь у компании был неплохой поток наличности – около $36 млн в год. Кроме того, Баазов завязал отношения с кредитным подразделением Blackstone, которое предоставило основную часть ссуды в $110 млн на покупку Cadillac Jack. Акции Amaya взлетели с $3,5 в ноябре 2012‑го до $7 к концу 2013‑го.

После поглощения Cadillac Jack Баазов сообщил своему финансовому директору Дэниелу Себагу, что теперь в его прицеле мишень куда крупнее. Он положил глаз на частную компанию Rational Group – таинственную владелицу площадки PokerStars. «Забудь об этом, не трать время», – ответил Себаг. Идея казалась нереальной. Rational Group не только была во много раз крупнее Amaya, но и приносила сумасшедшие прибыли. А фирма Баазова теряла деньги.

Но чутье подсказывало предпринимателю: есть возможность заработать. PokerStars основал канадец с израильскими корнями Исайя Шейнберг. Площадкой он руководил совместно с сыном Марком, которому формально принадлежала большая часть компании. Несмотря на финансовое могущество PokerStars, ее собственники были не в ладах с законом. В нарушение запрета на нелегальные азартные онлайн‑игры в США они предлагали доступ к своему сайту в этой стране.

В 2011 году федеральная прокуратура закрыла американскую версию сайта PokerStars и подала на компанию в суд. Исайе (но не Марку) инкриминировали ведение нелегального игорного бизнеса. Исайя и его компаньоны обвинение отвергли, заявив, что PokerStars законов не нарушала. Дело кончилось штрафом в $731 млн и сложным досудебным соглашением, в соответствии с которым PokerStars обязалась купить своего главного конкурента Full Tilt Poker. Но обвинений с Шейнберга не сняли. Он оставался на острове Мэн, а PokerStars испытывала сложности с возвращением на рынок США. Они не исчезли даже после того, как три штата – Нью‑Джерси, Делавэр и Невада – легализовали онлайн‑покер в обход запрета на федеральном уровне. Баазов подозревал, что Шейнберги уже созрели для того, чтобы выйти из бизнеса.

Когда предприниматель впервые предложил Шейнбергам купить у них PokerStars, те не восприняли его слова всерьез. Они даже не знали, кто он такой. Баазову пришлось слетать на встречу с ними на остров Мэн. Однако владельцы Rational Group заявили, что ничего продавать не собираются и, более того, не понимают, как Баазов собирается раздобыть деньги на покупку. Дэвид не сдался и продолжал осаждать их по телефону всю первую половину 2013‑го. «Я был очень настойчив», – делится Баазов. (Шейнберги давать комментарии для статьи отказались.)

Летом 2013 года собственники PokerStars решили, что пора заставить Баазова раскрыть карты. Они сообщили, что готовы начать переговоры, если Дэвид предъявит гарантийное письмо на $3 млрд от финансовой фирмы. Именно это Баазов и хотел услышать. Он попросил Шейнбергов прислать финансовую информацию о компании. Ответ его удивил: владельцы Rational отказались.

«Есть хорошие новости и плохие, – сообщил Баазов со­­­­труд­­­никам. – Шейнберги требуют гарантийное письмо на $3 млрд, но не хотят предоставлять никаких сведений». Хороших новостей топ‑менеджеры Amaya в этом не усмотрели. Тогда Баазов пояснил: «Если продавец запрашивает гарантии на $3 млрд, но отказывается раскрывать финансовую информацию, значит, он желает иметь дело только с одним покупателем. А стало быть, у нас эксклюзивная сделка».

Баазов рассчитывал получить гарантийное письмо благодаря связям с кредитным отделом Blackstone. В GSO бизнесмен был на хорошем счету. Заняв у Blackstone деньги на поглощение Cadillac Jack, он всегда следил за выполнением плана по выручке, а позже рефинансировал долг. Этого было достаточно для того, чтобы Баазову выдали гарантию. «Он всегда держал слово. Мы ему доверяли», – отмечает один из основателей GSO Беннетт Гудман. Письмо на бланке GSO впечатлило Шейнбергов. Все выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой, и они обратились к Blackstone за подтверждением. «Это как если бы Шейнберги сказали мне: мы вам, конечно, верим, но лучше пообщаемся с GSO напрямую», – вспоминает предприниматель.

Осенью 2013‑го Дэвиду повезло: регуляторы штата Нью‑Джерси отложили рассмотрение заявки PokerStars, в которой компания просила выдать ей лицензию на азартные игры. Произошло это ровно в тот момент, когда штат решил легализовать у себя онлайн‑казино. Главная загвоздка: компания Rational продолжала ассоциироваться с именем Исайи Шейнберга. PokerStars приложила массу усилий для того, чтобы закрепиться в Нью‑Джерси, и когда вопрос с лицензией повис в воздухе, Шейнберги испытали огромное раз­очарование. Теперь они были готовы продать Rational.

В декабре 2013 года Баазов вернулся на остров Мэн. К его приезду PokerStars подготовила презентацию. В ней фирма, наконец, раскрыла свои финансовые показатели и сведения о клиентской базе. Выяснилось, что площадка разрослась до размеров виртуальной покерной империи. У сервиса было 89 млн зарегистрированных участников. Каждый месяц им активно пользовались 5 млн посетителей. Серверы компании безостановочно приносили доход, «откусывая» небольшую сумму от каждой ставки. По сути, это была машина для зарабатывания денег. Ежегодно она приносила $417 млн прибыли при выручке $1,13 млрд. «Нас эти цифры глубоко впечатлили, – рассказывает Баазов. – Все сомнения развеялись. Это была феноменально эффективная компания».

К началу 2014‑го Amaya и Rational подписали протокол о намерениях, в котором указали цену – $4,9 млрд. Сделка у Баазова была в кармане. Но не деньги. Вооружившись упрямством, которое в юношестве привело его на скамью в монреальском парке, Баазов пришел в Blackstone со своим безумным предложением. Но из‑за того же упрямства его опять выставили на улицу.

Баазов ничуть не смутился. Он продолжал давить на Blackstone, суля невероятные прибыли, о которых узнал из секретных бухгалтерских книг PokerStars. Кроме того, Blackstone стали известны другие данные, полученные в ходе аудита. Финансистов восхитила лояльность пользователей PokerStars: 60% дохода площадке приносили игроки, зарегистрирова­вшиеся в период с 2001 по 2010 год. Помогли и положительные результаты проверки, проведенной начальником отдела кибербезопасности Blackstone. Мало‑помалу Баазов склонял Blackstone на свою сторону. Например, он предоставил компании варранты на покупку 11 млн простых акций по центу за штуку (впрочем, места в совете директоров он Blackstone не предложил).

К лету Баазов наконец убедил Blackstone выложить $1 млрд за акции Amaya с огромной наценкой, в которой он так нуждался. Другие инвесторы, в том числе крупнейшая в мире компания по управлению активами BlackRock, тоже купили крупные пакеты бумаг. За недоста­ющими $2,9 млрд Баазов и Blackstone обратились в несколько банков, включая Deutsche Bank и Barclays. Раньше финучреждения никогда не давали больших кредитов на покупку активов игорных онлайн‑компаний. Вначале один из банков оценил вероятность выдачи ссуды менее чем в 10%. Но цифры и дар Баазова убеждать действовали безотказно. В итоге банки согласились выдать недостающую сумму, и Amaya купила Rational Group. 40‑летний Марк Шейнберг заработал $4,1 млрд и стал богаче лас‑вегасского короля азартных игр Стива Уинна.

Но настоящим победителем из сделки вышел Баазов. Ее закрыли 1 августа 2014‑го, за два дня до того, как Дэвиду исполнилось 34 года. Полагаясь исключительно на свой ум и волю к победе, он превратил мелкую публичную компанию в многомиллиардную империю азартных онлайн‑игр, не потратив ни цента собственных денег.

Сделка далась Баазову нелегко, но главные трудности впереди. Прежде всего ему предстоит уладить проблему с регулированием: именно из‑за нее Шейнберги выбросили белый флаг. Кроме того, мировая индустрия онлайн‑покера переживает упадок. А Соединенные Штаты, некогда считавшиеся самым крупным рынком азартных игр в интернете, остаются по большей части закрытыми для этого бизнеса. Он легален только в трех штатах. В самом крупном, Нью‑Джерси, суммарная месячная выручка игорных площадок разочаровывающе низка – всего $10 млн. Ранее губернатор Крис Кристи надеялся, что легализация одних только налоговых сборов принесет больше.

В США индустрии онлайн‑игр придется с боями отвоевывать штат за штатом. Шансы на то, что федеральное законодательство изменится и для индустрии онлайн‑покера вновь наступят золотые дни, крайне малы. Баазову пока не удается запустить PokerStars в Нью‑Джерси. Процесс легализации азартных онлайн‑игр застопорился в штате Калифорния, который мог бы оказаться для отрасли главным призом.

Палки в колеса ставит и миллиардер Шелдон Адельсон. Владелец крупнейшей в мире сети казино Las Vegas Sands считает азартные игры в интернете аморальными. В интервью Forbes в 2013 году он заявил, что готов «потратить столько, сколько потребуется», лишь бы их запретили. Миллиардер на каждом углу клеймит PokerStars и ее неоднозначное прошлое. Баазов более дипломатичен: «Я уважаю Шелдона и восхищаюсь тем, что он построил. Но не уверен, что с моральной точки зрения его аргументы достаточно весомы».

В других странах у PokerStars тоже хватает проблем. Баазов должен убеждать регуляторов в таких местах, как Нью‑Джерси, что строго соблюдает законодательство в любой другой юрисдикции. PokerStars пришлось уйти с нескольких так называемых серых рынков вроде Малайзии и Турции. В других ключевых странах – Германии и России – ситуация тоже начинает резко меняться.

Из‑за сделки с Rational позиции Amaya стали шаткими и в Канаде, где онлайн‑покер формально запрещен. С одной стороны, на серверы, размещенные в офшорных зонах, запрет не распространяется. С другой – канадские регуляторы еще не сталкивались с ситуацией, когда материнская компания гигантской покерной площадки располагалась бы в Монреале. Баазов заверяет, что подробно информировал о сделке администрации всех канадских провинций. «Перед подписанием договора нам необходимо было гарантировать себе спокойствие в этом вопросе, – утверждает бизнесмен. – И теперь мы спокойны». Законодатели нескольких провинций полагают, что было бы неплохо позволить PokerStars расширять бизнес. Тогда онлайн‑покер превратился бы в еще больший источник налоговых поступлений. Баазов эту информацию предпочитает не комментировать.
«Моя цель – сде­лать так, чтобы на игры приходилось не более 50% нашей выручки»
Бизнесмен припрятал еще один козырь. PokerStars – гигант рынка азартных онлайн‑игр, и множество юрисдикций и политиков не прочь «откусить» часть его доходов. Что еще Баазов может им предложить? Объем мировой игорной онлайн‑индустрии в 2014 году достигнет $38,7 млрд. Но на покер приходится не более 10% этой суммы, подсчитали эксперты H2 Gambling Capital. Недавно PokerStars запустила другие игры в своем онлайн‑казино в Испании. Всего за несколько недель Amaya захватила долю рынка, которая выражается двузначным числом. Full Tilt открыла онлайн‑казино в большинстве стран мира, и 30% активных пользователей сервиса их уже опробовали. В планах – выход на букмекерский рынок: Баазов собирается открыть этот бизнес в некоторых странах к марту 2015‑го. А в отчетах для регуляторов Amaya указала, что будет также предлагать социальные игры и различные виды фэнтези‑спорта.

Баазову важно, чтобы от него не отвернулось ядро его аудитории. Некоторые онлайн‑игроки уже ворчат по поводу перемен в PokerStars. Сервис увеличил комиссию за организацию игр до 5% и берет 2,5% за обмен валют. Но Баазов не останавливается и готовится к новой сделке. Он выставил на продажу Cadillac Jack. Судя по нынешним ценам на активы производителей игровых автоматов, бизнесмен может неплохо заработать. Кроме того, недавно он избавился от подразделения Ongame.

Котировки Amaya продолжают стремительно расти. Только в ноябре 2014‑го они поднялись на 17%, и Баазов готов развивать новые направления. «Моя цель – сделать так, чтобы на игры приходилось не более 50% нашей общей выручки, – делится планами бизнесмен. – Мы зарабатываем на потребительских технологиях и купили Rational не из‑за ее сервиса онлайн‑игр. Мы очень нуждались в 89 млн ее клиентов. Я не стал бы называть их игроками – они потребители». Кем бы ни были эти люди, пока они – самая удачная ставка Баазова.
 
Старый
По умолчанию
27.03.2015, 09:53
(#2)
Аватар для LuckyDrug777
Since: 16.09.2013
Posts: 58
ChromeStar
Это круто конешно.
Но этой фразой: "Я не стал бы называть их игроками – они потребители" - показал он свою козлистость.
 
Старый
По умолчанию
29.03.2015, 01:10
(#3)
Аватар для zeberit
Since: 15.09.2014
Posts: 501
BronzeStar
Автор статьи порядочно лизнул амайа зад. Больше похоже на рекламную статью.
Продажа акций по завышенной в несколько раз цене...
Для владельцев, старсы дело жизни...
Шейнберги давать комментарии для статьи отказались...
Странно все это... Хотя если принять во внимание, что компанию они продали сами себе,то все становится понятно.
 
Старый
По умолчанию
29.03.2015, 01:11
(#4)
Аватар для zeberit
Since: 15.09.2014
Posts: 501
BronzeStar
Лохов нашел и впарил им акций больше чем на миллиард.. Ага, ну конечно.)))
 
Старый
По умолчанию
03.04.2015, 19:44
(#5)
Аватар для Gremia
Since: 04.11.2014
Posts: 57
BronzeStar
Ничего необычного, обычный "раздуватель" банка. Тот же парнишка что из скрепки превратил путём обмена в домик, только масштаб крупней (: